21 Марта 2016, 17:08

«Суд закрытый, потому что 500 потерпевших — это мы, наши матери, жены и дети»

В Могилеве продолжаются слушания по делу так называемой банды Молнара. На скамье подсудимых — 29 человек, в том числе криминальные авторитеты. Процесс проходит в закрытом режиме на территории тюрьмы.

«Это чтобы общество меньше знало правды», — считают родственники обвиняемых.

По версии следствия, на протяжении пяти лет обвиняемые вымогали деньги у жителей Бобруйска и проводили незаконные сделки с недвижимостью.

Крепкие ребята, которые профессионально занимались боксом, подкарауливали жертв, избивали их, если те отказывались добровольно дать деньги. Суммы были разные — от 100 до 500 долларов. Иногда заставляли покупать технику в рассрочку. Несговорчивых увозили на машине и снова избивали.

Как отмечено в материалах дела, бывший «смотрящий» за Бобруйском Анатолий Синковец (Толик Жид) угрожал убить семью в Пуховичском районе, если те откажутся выдать ему 100 тысяч долларов.

Параллельно работало две группы черных риелторов. Возглавлял «корпорацию зла» криминальный авторитет Сергей Молнар.

Действовали подсудимые в Бобруйске и Минске, но планировали взять под контроль всю Беларусь, отмечали правоохранители. Полученные средства передавали Молнару или его напарникам, которые контролировали бобруйский «общак».

Проблема в том, говорят родственники подсудимых, что многие обвиняемые даже не были знакомы с Молнаром, а показания против них дают ребята, которые или отсидели за наркотики, или всё еще находятся в местах лишения свободы.

«Сын заявил, что срок отсидит, но оговаривать никого не будет»

В мае 2014 года в Бобруйске задержали Максима Кудрявцева. Молодой человек пошел в поликлинику, на выходе его уже ждали оперативники.

Максим Кудрявцев

«Вечером к нам пришли с обыском, — рассказывает его мать. — Ничего не нашли, забрали только сим-карту, которая принадлежала мне. А сына обвинили в вымогательстве».

В тот же день в Бобруйске задержали еще семь человек. Среди них были знакомые Максима по училищу олимпийского резерва, вместе они занимались боксом.

Позже правоохранители заявят, что возбуждены четыре уголовных дела в отношении восьми бобруйчан, которые в период с 15 октября по 1 декабря 2013 года, действуя в составе организованной группы, неоднократно под угрозами и с применением насилия получили 1200 долларов.

«Моему сыну вменяют два эпизода, — говорит Оксана Кудрявцева. — Показания дали ребята, с которыми он был знаком в детстве, но потом их пути разошлись. Максим занимался спортом, был против наркотиков. А эти парни не только употребляли, но даже сидели за наркоту».

Обвинение, по словам матери, строится на показаниях Андрея Л., который заявил, что Максим Кудрявцев вымогал у него деньги.

«Хочу заметить, что заявление он писал, находясь в колонии, — рассказывает Оксана. — Кроме того, я давно знаю мать Андрея. Сколько раз мы встречались в городе, ни разу я не слышала, чтобы мой сын требовал у ее сына какие-то деньги. Наоборот, она все время хвалила Максима. Говорила, какой он молодец, что работает на «Белшине». У него ведь зарплата была хорошая, больше 10 миллионов. Зачем ему вступать в какие-то группы и вымогать деньги у наркоманов?»

По второму эпизоду показания дал Павел М., ранее также судимый за хранение наркотиков.

«Он вроде как тоже написал заявление, находясь в колонии, — говорит Оксана Кудрявцева. — Я встретилась с ним, когда он освободился. И он мне сказал, что никакого заявления не давал. Я даже записала наш разговор на диктофон. По его словам, оперативники приезжают в колонии и принуждают осужденных давать обвинительные показания. Угрожают, что расправятся с семьей или найдут новый повод посадить человека. Скажите, это нормальные методы работы?»

Были ли у Кудрявцева общие интересы с Молнаром? По словам матери, они никогда не были знакомы.

«Я знаю Молнара, потому что училась с ним в одной школе, потом вместе работали на швейной фабрике, — говорит Оксана. — Это совсем другое поколение. Он бы никогда не стал водиться с 20-летними пацанами. ГУБОП пытается выставить, будто в Бобруйске еще с 90-х орудовала банда, которая держала всех в страхе. Тогда я хочу знать: почему их давно не прикрыли? Почему, если милиция, как они утверждают, знала про каждый шаг Молнара, его не задержали с поличным? Почему моего сына задержали в поликлинике, а не тогда, когда он якобы вымогал деньги?»

По эпизодам, связанным с так называемой «бандой боксеров», проходит несколько знакомых Максима Кудрявцева. Это Евгений Абдуразаков, известный не только в Беларуси, но и в России боксер. В Бобруйске говорят, он неплохо зарабатывал на боях.

Евгений Абдуразаков

А также Артем Белушкин и Мирослав Расоян. Они, по версии следствия, и возглавили преступную группу.

«Мой сын — спортсмен, он не бандит, — говорит Павел Белушкин, отец Артема. — Он никогда не был знаком с Молнаром. Артем работал торговым представителем Гродненского мясокомбината. У него была семья, нормальная работа. Никаким вымогательством он не занимался. Вы посмотрите на обвинение: восемь здоровых пацанов, профессиональных спортсменов, якобы три месяца выбивали у кого-то 1200 долларов. Бред! Как в суде докажут, что мой сын и другие обвиняемые связаны с Молнаром? Очень просто! Приведут какого-нибудь наркомана, который даст нужные показания. Но мы об этом не узнаем. Суд сделали закрытым. Адвокаты дадут подписку о неразглашении. Во время следствия не было ни одной очной ставки».

Артем Белушкин

Мать Максима Кудрявцева обращает внимание, что обвиняемых во время содержания в изоляторе неоднократно избивали, заставляли дать «нужные показания».

«Я адвокату всегда говорила: при встрече проверяйте, сколько у него там синяков. Он парень, конечно, крепкий, но что он один может сделать? Ему неоднократно предлагали дать показания против других обвиняемых, но он сказал так: «Мама, я срок отсижу, но оговаривать никого не буду».

Родственники обращают внимание, что некоторые обвиняемые подписали досудебное соглашение со следствием, еще часть были освобождены от уголовной ответственности, так как «добровольно заявили о существовании преступной организации» (по ст.20 УК). Свои показания в суде они дадут уже как свидетели.

Еще до начала судебного процесса в программе «Зона Х» на канале «Беларусь 1» подробно рассказали, как банда Молнара действовала в Беларуси и как, благодаря правоохранителям, удалось предотвратить разгул криминала.

Отмечалось, что по делу проходит более 500 потерпевших, а также «есть мнение, что группировка причастна к серии убийств, совершенных как на территории Беларуси, так и России».

Кроме того, со ссылкой на правоохранительные органы указывалось, что банда Молнара крышевала продавцов спайсов. Некоторых загоняли в долги, а когда рассчитываться было нечем, заставляли распространять наркотики.

По факту потерпевшими по делу проходит 63 человека, а не пять сотен, как заявили по ТВ. Из числа этих 63 потерпевших восемь человек находятся в местах лишения свободы, один — в ЛТП, двое являются бомжами (на момент направления дела в Верховный суд).

Большинству подсудимых предъявлены обвинения в создании преступной организации и участии в ней, незаконной предпринимательской деятельности, мошенничестве, вымогательстве.

За наркотики судят только одного человека — Андрея Сорокина (ч. 1 ст. 328 УК — хранение без цели сбыта). Со слов матери, в конце 2011 года правоохранители нашли курительные смеси у Андрея. «Однако на тот момент это вещество считалось легальным, его даже в киосках продавали, поэтому моего сына проверили и отпустили», — заявила женщина.

По поводу совершения убийств в обвинении нет ни слова. В постановлении следователя не упоминается связь вымогательства денег с наркотиками.

Важный момент — по делу Молнара проходит 25-летний Павел Бирюков — сын Владимира Бирюкова (Бири), которого называли самым богатым белорусским вором в законе. Он создал одну из крупнейших в Беларуси ОПГ. Молнар был его правой рукой. В феврале 2009 года Бирюков-старший умер. Его сына Павла сейчас судят за вымогательство.

Павел Бирюков

«В СИЗО привезли телевидение и начали приказывать, что нужно говорить на камеру»

«Банда боксеров», по версии следствия, выполняла функции силового подразделения. Черные риелторы, в свою очередь, проводили незаконные операции с недвижимостью.

Вот одна из схем. Злоумышленники подыскивали неприватизированные квартиры, где нанимателями были асоциальные люди. Жилье приватизировали за копейки. Бывших жителей увозили в деревни, а их квартиры продавали уже по рыночной цене.

В материалах дела упоминается риелтор Николаёнок А.В., который неоднократно проводил незаконные операции. В 2009 году, по версии следствия, Молнар установил над ним контроль.

В обвинении отмечено, что регистрировать сделки преступникам помогал Илья Линник, который работал в агентстве по госрегистрации и земельному кадастру. Сейчас его обвиняют не только в мошенничестве и незаконной предпринимательской деятельности, но также в злоупотреблении служебными полномочиями.

В материалах дела имеется эпизод, когда Линник и еще два подельника получили за удачную сделку 18 тысяч долларов. В общем его преступный доход оценен в 2,4 млрд рублей.

«Илья пять лет работал регистратором, — рассказывает его мать Анна Линник. — Он выполнял по четыре плана, чтобы помочь семье. У него было очень много сделок. И он признал, что совершил проступок — оформил две сделки задним числом, пошел навстречу людям. Если бы у него были сверхдоходы, это невозможно было бы скрыть. При обыске у нас забрали системный блок и ноутбук. Вот и все ценности. Мы живем достаточно скромно, у семьи четыре кредита. Ни о какой преступной группе и речи быть не может. О других обвиняемых Илья узнал в изоляторе, когда их привели знакомиться с делом. Следователи так и сказали: «Знакомьтесь, теперь вы одна ОПГ».

По словам Анны, в СИЗО приезжали не только следователи, но также журналисты государственного телевидения.

«Обвиняемых привели в актовый зал. Начали приказывать, кто и что должен говорить на камеру, — рассказывает собеседница. — Илья сказал, что не будет в этом участвовать и попросил вывести его».

В письмах Илья отмечает, что все заявления, которые имеют отношение к его обвинению, написаны на Николаёнка. Именно он, по мнению Линника, обманным путем завладел деньгами потерпевших.

«Как объясняет Илья, Николаёнок продавал квартиры в Бобруйске и Минске, хозяев перевозил чаще всего в Глусский район. Часть денег забирал себе, подделывал документы. Ранее он уже был судим», — говорит Анна Линник.

Однако в суде риелтор Николаёнок предстанет только в качестве свидетеля. Поскольку он «добровольно заявил о существовании преступной организации и помог следствию», от уголовной ответственности мужчина освобожден.

Руководитель преступной группы Юрий Мешечек объявлен в розыск. Правоохранители оценивают его преступный доход в более чем 3 млрд рублей. Считается, что часть средств он передал в «общак».

Задержание банды или конфликт интересов?

Правоохранители, комментируя дело Молнара, утверждают, что в Беларуси прикрыта крупнейшая за последние годы преступная группировка, которая занималась рэкетом, разбоем, мошенничеством, черным риелторством, вымогательством и даже похищением людей. До трупов к 2014 году банде оставалось всего пару шагов, писала «Советская Белоруссия», ссылаясь на замначальника отдела ГУБОПиК Валерия Мазурова.

По его словам, с 2009 года он вместе с коллегами практически жил в Бобруйске, чтобы по крупицам собрать доказательства преступлений банды Молнара.

«В 2014 году мы подошли к банде настолько близко, насколько это было возможно. И знали достаточно, вплоть до того, кто и что ест на завтрак, в какой позе спит. Не говоря уже о том, у кого они вымогали деньги», — говорил Мазуров.

Однако родственники обвиняемых считают, что по делу Молнара сейчас судят не только преступников, но также случайных людей. И высказывают две альтернативные версии.

Версия первая — «кому-то нужны погоны». В Беларуси давно нет разгула организованной преступности, как это было в 90-х. А структуры, которые должны бороться с ОПГ, по-прежнему существуют со всем необходимым штатом и желанием карьерного роста. Вряд ли процесс получился бы таким громким, если бы на скамье подсудимых было не 29 человек, а пять-шесть, включая самого Молнара.

Версия вторая — «люди Молнара перешли дорогу правоохранителям, которые сами контролировали торговлю наркотиками». Как сообщил Naviny.by информированный источник, в деле имеются сведения о том, что начальник одного из управлений оперативно-розыскной деятельности, а также его заместитель оказывали содействие в вымогательстве денег у продавцов спайсов. По факту была проведена проверка, после чего начальник ушел со службы, а его заместитель продолжил работу.

Впрочем, есть и те, кто утверждают, что нет дыма без огня. Мол, ребята, которых приписывают к «банде боксеров», действительно пользовались авторитетом в Бобруйске и могли при случае помочь решить «спорный вопрос». А лжепредприниматели, которые идут по эпизодам с нелегальной продажей имущества, и раньше попадались на глаза правоохранителям.

«Конечно, среди обвиняемых есть те, кто был связан с Молнаром, работал с ним, — отметил житель Бобруйска, знакомый с обстоятельствами уголовного дела. — Но многих взяли просто за компанию, потому что они оказались не в то время не в том месте».

Кстати, что касается Дениса Макса (Дэн Бобруйский), которого в воровскую семью ввел Сергей Молнар, то он также на скамье подсудимых. Его обвиняют в участии в преступной организации. В постановлении следователя в общих чертах указывается, что он «создал условия», «оказал содействие», но конкретные факты, в чем это выражалось, не приводятся.

Родственники добивались публичного процесса

«По информации, которую правоохранители предоставляют прессе, складывается впечатление, что нужно всех убедить, будто бы Бобруйск жил по законам лихих 90-х, люди боялись выйти из дома, — говорит Оксана Кудрявцева. — Собрали пацанов молодых, придумали банду, чтобы упрятать Молнара. А заодно погоны получить, ведь целую преступную группу задержали! Я только не пойму, если была эта банда, пять лет она орудовала в нашем городе, куда смотрела милиция? Все, чего мы хотим — справедливый суд, открытое заседание. Если наши дети виноваты, пусть ответят по закону. Но не надо выбивать из них показания, не надо закрывать суд. Чего боится власть? Что все узнают, что обвинение липовое?»

Заседание Могилевского областного суда по делу Молнара началось 14 марта и проходит на территории Могилевской тюрьмы № 4. Родственников обвиняемых, приехавших на процесс, на суд не пропустили.

Родственников обвиняемых не пропустили на суд

«Процесс проходит в закрытом режиме из соображений безопасности, — сообщил БелаПАН коммуникатор Могилевского областного суда Эдуард Федотов. — Это было решено во время предварительного судебного заседания».

«Никакого предварительного заседания по этому вопросу не было, — утверждает Анна Линник. — Было заседание, на котором решалось, выполнил ли Илья и еще один обвиняемый условия досудебного соглашения. Но вопрос о закрытом режиме тогда даже не поднимался. Решение по этому поводу приняли без учета мнения сторон. Как написал мой сын, «суд закрытый, потому что 500 потерпевших — это все мы, наши матери, жены и дети».

Судебное разбирательство продлится минимум полгода. В материалах дела имеются сведения о 80 преступлениях. Наложен арест на имущество обвиняемых в размере 5 млн долларов. Прокурор Сергей Минов заявил, что обвинение будет ориентироваться на самые жесткие наказания для виновных.

Источник: БелаПАН

Комментарии читателей:

Новость дня:

Бобруйск как центр российских коллаборантов

Как под Бобруйском учили убивать. История СС «Данмарк» в Беларуси.

Актуальное интервью:

Алесь Сьнег: «Быць нефармалам у Бабруйску небяспечна»

Мы працягваем знаёміць вас з лёсамі і гісторыямі тых, хто кожны дзень стварае «Арт Сядзібу». Наш наступны герой – Алесь Сьнег.

Выбор редакции:

Перестарались

В полдень 26 марта в Бобруйске сотрудники силовых структур задержали 34 человекa.