14 Сентября 2016, 13:12

Право на школу: бобруйчане добились, чтобы их дети с аутизмом могли учиться (фото)

В этом году в Бобруйске открылся первый интегрированный класс для детей с аутизмом. Первый не только в городе, но и во всей Могилевской области. И открылся не благодаря добровольному решению местных властей.

А после того, как этого добилась жительница Бобруйска Галина Осипович.

Целых два года женщина доказывала врачам и чиновникам, что право на образование у ее сына Ромы, есть, пишет автор журнала «Имена» Вячеслав Корсак. Как обычная школа принимает сразу нескольких необычных детей?

Галина Осипович — бухгалтер по образованию. В 2008 году Галина родила первенца — Рому. С этого момента и началась ее история, которая привела обычную женщину в ряды общественных активисток и заставила бороться за будущее сына. Сначала выяснилось, что у Ромы — аутизм, а когда мальчик подрос, стало понятно, что для его развития в городе и условий-то нет.

За два года Галина обошла все возможные инстанции в Бобруйске, и те, кто наблюдал, как женщина целенаправленно добавилась права сына на образование, говорили так: Галина совершила почти невозможное. Ведь аутизм для региональных властей (и не только в Бобруйске, а по всей стране) — нечто диковинное, что проще и привычней не замечать.

В свои восемь лет Рома выглядит старше. Крупное телосложение, высокий рост — мальчик на добрую голову выше многих первоклашек. Можно подумать, что Рома учится в третьем классе, однако от такого вывода останавливает неуклюжесть мальчика и наивная улыбка.

Школьный день Ромы начинается со сложностей. Еще до начала уроков Роме нужно совершить то, к чему он не привык: надеть школьный костюм. Рома морщится, зажимает ладонями уши и начинает надрывно попискивать, издавая звуки «мимими».

— Да, это сенсорная особенность такая. Некоторые люди с аутизмом носят специальные наушники, и мы тоже об этом думаем. Но дело в том, что потом с этой привычкой тяжело бороться.

Уроки

— Здравствуйте, наконец вы приехали, пойдемте ко всем остальным, — встречает Рому с мамой Елена Шестерикова — воспитатель, которая сопровождает мальчика в школе на протяжении всех занятий и будет помогать ему учиться. Таких, как Елена, в цивилизованном мире принято называть тьюторами, однако в белорусской системе образования нет такой педагогической должности. Есть воспитатель, который помогает детям с особенностями, учиться.

— Для того, чтобы ребенку было хорошо в обществе, он должен уметь с ним взаимодействовать: с учениками, взрослыми, учителями, — говорит Елена. — И мои обязанности как сопровождающего воспитателя заключаются в том, чтобы как можно правильнее научить Рому взаимодействовать с людьми. Со временем я должна постепенно уменьшать свою помощь. Если он сможет взаимодействовать с обществом без меня, это будет успехом.

Вместе с Ромой в этом году в школу привели и Настю. У девочки тоже аутизм.

Рома и Настя учатся в 1 «В» — первом интегрированном классе для детей с нарушениями аутического спектра не только в Бобруйске, но и во всей Могилевской области.

Учебный процесс

Дети с аутизмом учатся отдельно от одноклассников. Процессом обучения Ромы и Насти занимается учитель-дефектолог Диана Михайловна. На основных предметах Рома и Настя будут сидеть в своем отдельном кабинете, а на такие предметы как музыка, ИЗО и физкультура — приходить в класс к другим детям. Учебная программа у детей с особенностями у каждого своя.

Пока дети с аутизмом сидят за партами с перегородками, от них не отходят тьюторы, которые следят за тем, чтобы Рома и Настя не отвлекались и концентрировались на уроке.

— Работа с детьми с аутизмом отличается тем, что всегда должно быть зонирование и создано специальное место для учебы, — объясняет учитель-дефектолог Диана Михайловна.

— У таких детей свои поведенческие особенности, и им необходимо личное пространство. Порядок на столах тоже должен быть особый. Мы будем дробить занятия, делить уроки на части. Во время учебы ребенок станет зарабатывать поощрения. Например, если Рома любит диван, то это и будет его поощрение. Он выполняет задание и за это во время урока сможет полежать немного на тахте. Это его поощрение, с такими детьми нужно всегда так. Их необходимо поощрять именно теми вещами, которые они любят. Тогда ребенок постарается выполнить задание правильно.

На специальных партах с перегородками висят визуальные расписания и коммуникационные карточки, с помощью которых во время уроков будет общаться с миром неговорящий Рома.

Кстати, всю мебель для первого интеграционного класса в Могилевской области собирали вручную сами родители. Еще 31 августа в новом кабинете из мебели были только учительский стол, парты, стулья и столик в логопедической зоне. Специальную мебель, необходимую для обучения детей-аутистов, родители предоставили сами — ее собрал в последний день отец девочки Насти — Павел. Собирать мебель — это его профессиональное занятие. В качестве примера для создания специальной мебели он взял столы с перегородками из инклюзивных классов Минска.

— Мы добивались открытия класса два года, — говорит Павел. — Все, что вы видите, столы и шкафчики, все это сделано нами и за наш счет. Но до определенного момента у нас в стране ведь вообще официально не существовало аутизма. Сейчас эту проблему стали замечать.

— Наши педагоги не берут на себя ответственность давать ребенку заключение об интеллекте, они опираются на решение медиков, — рассказывает Галина. — А медики отталкиваются от теста Векслера. Когда мы пришли первый раз на этот тест, психолог сказала: «Да что они мне все этих аутистов отправляют? Что я могу с него взять?» Ее не готовили, она с аутистами никогда не взаимодействовала. Поэтому так они и написали: установить уровень интеллекта невозможно, не идет на контакт. Когда второй раз тест проходили, у меня спросили: «А что он умеет?». Ну, буквы пишет, цифры. Сказали — пусть хоть что-то попишет. Взяли потом бумаги, на которых он писал, и подшили в дело.

Но рисунков Ромы не хватило для того, чтобы полноценно оценить уровень его интеллектуального развития. В Бобруйском психоневрологическом диспансере в 2015 году ему поставили диагноз «неуточненная умственная отсталость». С таким диагнозом никакая школа Роме не светила. Чтобы уточнить диагноз, Галина попыталась записаться в Городской клинический детский психиатрический диспансер Минска. Однако сделать это из-за огромных очередей было не просто.

В том же 2015 году мама особенного ребенка Галина и другие родители детей с аутизмом предшкольного возраста решили объединиться, чтобы добиваться права своих детей на школу. Они написали в Управление образования заявление на открытие в Бобруйске интегрированного класса для детей с аутизмом в 2016–2017 учебном году. Бобруйский отдел образования ответил, что вопрос о создании интегрированного класса находится у местных властей на контроле. А в конце июня 2016 года Галине и нескольким родителям детей с аутизмом сообщили, что интегрированный класс заработает уже в этом году — в школе № 6.

Галина до сих пор не может поверить в то, что класс все же открыли.

— Сначала нам говорили, что класс откроют, но сопровождение нашим детям не положено, нет никакой нормативки. Но, к нашему счастью, в июне 2016 года Минтруда подписало постановление № 26, где прописан воспитатель по сопровождению детей с аутизмом. Нам повезло. Но это не совпадение. Это большая работа минских родителей. Большой труд общественных организаций: Тани Яковлевой («Дети. Аутизм. Родители»), Тани Голубович («Доброе варение для добрых людей»)», Инги Дубининой («Левания»). Это три кита, и они большие молодцы, — говорит Галина.

t5.jpg

В то время, как много где в мире уже признали, что аутисты часто становятся гениями, разные компании просто гоняются за ними, чтобы нанять на работу, в Беларуси все еще не понимают, что это за диагноз. Поэтому и образование удается выбивать с трудом. Слишком тяжелый это путь.

Как можно помочь

Потребность в таких классах и в умеющих работать с детьми специалистах, огромна. В Бобруйске, Гродно, Барановичах, Жодино и других городах родители хотят приводить своих детей с аутизмом в обычные школы. А для этого детям нужны профессиональные сопровождающие — тьюторы. И пока в Беларуси их совсем мало, и не все из них имеют необходимое для успешной работы образование. И, более того, в нашей стране их не готовят.

Три года назад наиболее активные родители создали общественную организацию «Дети. Аутизм. Родители» и договорились с Министерством образования о том, что будут готовить тьюторов за свой счет — дистанционно. С ними будет работать специалист из США. Обучение одного такого специалиста стоит около 16 000 рублей (8 тысяч долларов). В дальнейшем этот белорусский специалист с международным сертификатом сможет обучать тьюторов внутри страны.

И сегодня нужно собрать деньги. Родители подсчитали, что после обучения специалист сможет обучить 40 тьюторов в год. Таким образом, для родителей детей с аутизмом из любого города страны подготовка сопровождающего будет бесплатной. Сбор средств организован через краудплатформу Talaka.by.

Вы можете помочь нам переведя определенную вами сумму на счет МБОО "Дети.Аутизм.Родители", наши реквизиты:

УНП 101437167

"Приорбанк" ОАО ЦБУ 101 г. Минск,

ул.Тимирязева, 65-А, РБ, БИК 153001749

р/с 3015 04190001 8

Благотворительные счета (для благотворительной безвозмездной спонсорской помощи, в том числе зарубежной):

3135 04190001 5 BYR

3135 04190001 7 RUB

3135 04190001 7 EUR

3135 04190001 7 USD

Источник: Вячеслав КОРСАК "ИМЕНА"

Комментарии читателей:

Новость дня:

Бобруйск как центр российских коллаборантов

Как под Бобруйском учили убивать. История СС «Данмарк» в Беларуси.

Актуальное интервью:

Алесь Сьнег: «Быць нефармалам у Бабруйску небяспечна»

Мы працягваем знаёміць вас з лёсамі і гісторыямі тых, хто кожны дзень стварае «Арт Сядзібу». Наш наступны герой – Алесь Сьнег.

Выбор редакции:

Перестарались

В полдень 26 марта в Бобруйске сотрудники силовых структур задержали 34 человекa.