06 Мая 2014, 15:54

Бобруйский блогер описал офицерские сборы (фото)

"Служба в белорусской армии - это не год или полтора, а почти «пожизненное» наказание. С 2010 по 2011 год я отслужил свой положенный по закону год, затем получил офицерское звание..."

Служба в белорусской армии - это не год или полтора, а почти «пожизненное» наказание. С 2010 по 2011 год я отслужил свой положенный по закону год, затем получил офицерское звание и по собственной глупости решил, что на том мои мучения в военной форме закончились. Но прошли три неполных года, и военкомат вспомнил обо мне. Армия позвала на офицерские сборы. Срочную службу я проходил в 103-й бригаде сил специальных операций в Витебске. Сборы же переквалифицировали меня в сапера и проходили в Печах.

Главной и, пожалуй, единственной пользой стала та информация, которую удалось получить в результате разговоров с военными и другими призванными на сборы людьми. Но обо всем по порядку.

Пролог

Начну с того, как умеет обманывать военкомат. Место моего проживания находиться в 120 километрах от места регистрации, поэтому повестку получила моя мама. Ложь первая: в повестке не было ни слова о сборах, меня приглашали для медицинского переосвидетельствования. Уже на месте я узнал, что реальной причиной моего вызова были сборы. Ложь вторая: военкомат уверял, что жить мы будем в общежитии прапорщиков. Жили же мы в обычной казарме внутри части с соответствующими ограничениями.

Такой подход к делу меня совершенно не устраивал, за сим я вступил в конфликт с начальником военкомата, за что тот отправил меня в военную прокуратуру, в который мне зачитали ответственность за неявку на сборы. А она не сильно отличается от уклонения от срочной службы: штраф или тюрьма. Пришлось ехать.

Как я уже упоминал, поселили нас в обычную военную казарму. Бедность нашего государства чувствовалась везде: потрепанная поношенная форма, старые сапоги (блин, нам выдали сапоги с портянками, как так?), отсутствие горячей воды, кровати советских времен. Все тоже самое, как и когда я был солдатом, только я то теперь офицер и жить в таких диких условиях мне как бы не пристало.

Странным было и то, что наши передвижения за пределами части ограничены. Сначала нам и вовсе нельзя было покидать территорию военной части. Но после небольшого скандала нас стали отпускать... небольшими группами по заранее составленному списку. На выходные домой отпускали одного-двух человека, но для этого необходимо было чуть ли не целовать в неприличные места командира части. Напомню, что все мы взрослые люди со своими детьми и проблемами, а чувствовали себя как в тюрьме. При этом внятно объяснить почему так происходит не мог никто.

Кое-какие ограничения не позволяют мне описать полностью то плачевное состояние белорусской армии, которое я увидел. Могу лишь сказать, что денег там нет совершенно, а цель любого офицера досидеть до пенсии и уволиться.

Про режим

Как было на срочной службе:

подъем в 6.00

зарядка

завтрак

занятия теоретические/практические/физические

обед

занятия теоретические/практические/физические

ужин

свободное время (около часа)

вечерняя прогулка

отбой в 22.00

Как здесь:

подъем примерно в 6.30. Можно позже, кто как хочет

завтрак для желающих

6 часов занятий на стуле. В теории надо писать конспект, на практике никто ничего не пишет

обед для желающих

3 часа занятий: самостоятельная подготовка и воспитетельная работа – банально сидение на стуле

ужин для желающих

отбой в 22.30. Можно раньше, можно позже.

Физических нагрузок офицерские сборы не предусматривают. Практических занятий как таковых так же не было (буквально два-три за все время).

В конце сдавали зачет. Сдали все ибо раздали книжки, чтобы списать.

Из меня сделали «саперного» командира, но при этом я никогда в жизни не видел мину или даже миноискатель.

Кстати, был у нас один товарищ, который на второй или третий день лег в больничку и пришел за два дня до конца сборов. Естественно сборы ему защитали и зачет он сдал.

Никого не интересуют твои знания, главное перед начальством отчитаться, что все все знают.

Про алкоголь

Выпускали в город нас ежедневно. Не всех, а лишь небольшие группы по 5-10 человек. Смысла идти за забор особого не было, в самих Печах делать ровным счетом нечего, а времени на поездку в Борисов банально не хватит. Поэтому ходили по большей части лишь для того, чтобы наведать магазин и купить продуктов. Многие служивые покупали крепкий алкоголь. Официально употреблять нам нельзя было. Но начальство закрывало на это глаза, делая вид что мы все таки не дети и можем себя контролировать.

Однажды правда пришлось за это поплатиться. Небольшой коллектив начал выпивать в казарме в один из субботних вечеров. Алкоголя было влито значительное количество, отдых плавно превратился в пьянку со всеми вытекающими: крик, ругань, пение и громкое прослушивание музыки. Ответственный (офицер, который ночует с нами и следит за порядком) сделал вид, что ничего не заметил. Однако пьянка продолжалась воскресной утром. Новая порция алкоголя была принята уже в 8 утра и продолжалась до обеда. После этого один из "подгулявших" товарищей бодрым, но неуверенным шагом без разрешения пошел в город, где добавил еще и был остановлен патрулем.

Патруль сразу же повел нерадивого пьяницу в штаб к дежурному. После такого случая нам могли вообще запретить выход в город. Но, пронесло.

Про технику

Беларусь – страна бедная. По этой причине вооруженные силы не могут себе позволить за купить новую технику, а в ход идут советские запасы. Обновлений парка в ближайшее время не предвидится. Событие в Украине, а в частности тот факт, что украинская армия представляла собой жалкое зрелище, заставили правительство РБ провести проверку своих вооруженных сил. Вся техника должна заводиться и исправно работать, а до 15 мая пройти контрольный пробег.

Могу точно сказать, что не все машины и танки смогут выехать из гаража, но процентов 80 пробег пройдут.

Правда иногда доходило до курьезов. Возле нашей казармы стоял на постаменте грузовик годов 40-50. На вскидку Газ-51 (не уверен). Так вот возвращаемся мы как-то «домой», а его нет. Паника, крики, мы заволновались как-то. Оказалось, что автомобиль стоит на балансе и, соответственно, тоже должен пробег совершить. Когда узнали, аж отлегло на душе.

Про отношение к событиям в Украине

Все военные свято убеждены в правоте российской власти. Готовы с пеной у рта доказывать, что Россия и наш и украинский брат/сват/тесть и вместе нам будет лучше.

Среди запасников мнения бытуют разные, но в большинстве своем все так же поддерживают российскую точку зрения.

Про отношение к белорусской власти

Разорву шаблон – никто не любит президента и никто за него голосовать не собирается, да и на предыдущих выборах голосовали за него не все. Причины просты: маленькие зарплаты и разруха в вооруженных силах. Текущее положение дел в наших воисках не устраивает офицерский состав. Как -то так.

Запасники тоже Григорьевича не жалуют. Большинство его политику не поддерживают вообще. Не которые винят не его, а аппарат власти – пенсионеров и тунеядцев занявших все высокие должности в правительстве. Больше всего не любят Прокоповича.

Про срочников

Со времен моей срочной службы в армии ничего не поменялось. Дедовщина процветает, офицеры выпивают, армия слаба.

Эпилог

Снова могу утвердить: в армии ровным счетом делать нечего, ни год, ни месяц, ни день. Если кто-то попробует убедить в обратном – необходимо тут же плюнуть в лицо.

Источник: http://blog.mobila.name/

Комментарии читателей:

Новость дня:

Бобруйск как центр российских коллаборантов

Как под Бобруйском учили убивать. История СС «Данмарк» в Беларуси.

Актуальное интервью:

Алесь Сьнег: «Быць нефармалам у Бабруйску небяспечна»

Мы працягваем знаёміць вас з лёсамі і гісторыямі тых, хто кожны дзень стварае «Арт Сядзібу». Наш наступны герой – Алесь Сьнег.

Выбор редакции:

Перестарались

В полдень 26 марта в Бобруйске сотрудники силовых структур задержали 34 человекa.