06 Августа 2014, 14:16

Кузин: Я предатель продвинутый — третьего уровня джедай!

О медиарынке и коррупции, войне и Майдане, блюзе на броне и врагов в СМИ, Беларуси и принципах в выборе гражданства — разговор с Сергеем Кузиным.

Справка Еврорадио: Кузин Сергей — радиоведущий, музыкант, шоумен, продюсер. С 1997 по 2004 год — ведущий, Генеральный директор "Альфа-радио", Минск. С 2004 по 2007 год — Генеральный директор радиостанции "Хит FM", Украина. С 2007 года и по сегодняшний день — генеральный директор «Русское Радио — Украина», Генеральный продюсер UMMG (Украинський музыкальный медиахолдинг). Член совета директоров радиохолдинга "ТАВР медіа". В Беларуси трижды становился "Персоной года".

Еврорадио: Вы уже довольно много лет работаете в Украине, а язык украинский выучили?

Сергей Кузин: Безусловно. Там, где это необходимо, в ходе заседания Наблюдательного совета или в каких других случаях — говорю безо всяких проблем. Я говорю и по-русски, и по-белорусски. Я не загоняюсь проблемами языка. Для меня человек, который разговаривает на каком-то языке, абсолютно не означает, что он уже априори патриотичен или непатриотичен ... Не этим измеряется.

Еврорадио: Тем не менее, кем вы себя чувствуете на новой родине?

Сергей Кузин: Гражданином Украины себя чувствую! Пять лет я работал по договору, при первой же возможности получил статус постоянного резидента ПМЖ (постоянного места жительства — Еврорадио) и после 5 лет, проведенных в Украине, подал документы и с 2009 года являюсь полноценным гражданином этой страны. Это была принципиальная позиция — получить украинский паспорт. Вот со мной вместе из Беларуси в свое время приехали 5 или 6 моих коллег, которые и сейчас остаются гражданами Беларуси, ездят на белорусских номерах. И я мог спокойно не предоставлять документы на паспорт, оставаться в удобном положении полугражданина с ПМЖ — кажется, и все права у тебя есть, но требовать от тебя могут значительно меньше. Особенно это очевидно в сегодняшних условиях: в армию мобилизовать меня не могли бы. Правда, и голосовать я права не имел бы. Я имел бы право только работать и зарабатывать деньги. Теперь же у меня и все права гражданина страны, но и все его обязанности. Я этого хотел. И теперь я гражданин Украины, родители которого родились в России, а сам я своей родиной считаю Беларусь. У меня много родственников в России, мой отец лежит на кладбище в Колодищах, в Беларуси у меня много друзей, мать моя и моя семья, моя работа сейчас в Украине. В этом ни ставить границы, ни рвать связи я не собираюсь. Что же касается страны как государства, как машины, то меня из трех указанных государств больше всего устраивает только Украина.

Еврорадио: Точно — не Беларусь?

Сергей Кузин: А мне там, как оказалось, нечего делать! Я не вижу там применения своим силам как человек, который работает в медиа. Я не смог работать с Министерством информации этой страны, я не смог работать в тех условиях, которые предлагались моими тогдашними партнерами (Сергей Кузин был главой Альфа-радио — Еврорадио). Знаю, что вы сейчас мне можете сказать, но не надо, не обманывайте сами себя — у вас нет коммерческих радиостанций, у вас нет рейтингов, НЕТ медиарынка. Никакие базары никогда рынка не заменят! Торговать семечками, стаканами в медыасмысле этого слова — это еще не означает быть человеком, который делает медиарынок.

Еврорадио: А здесь вроде никаких проблем нет?

Сергей Кузин: А в Украине — да, бардак. Бардак в системе государственной власти, коррупция огромная. Единственное отличие которой от белорусской в том, что мы все о ней знаем — в Беларуси такая же коррупция, но там все делают вид, что ее нет. А что нет? Иначе бы он, как мне кажется, не сажал постоянно все новых "врагов", что вокруг него обнаруживаются! Здесь огромное количество воров, здесь вакханалия и преступность и все остальное, что есть в любой стране вроде Америки, Бельгии и так далее. Другое дело — здесь можно как-то об этом говорить. Я не претендую на статус человека, который весь из себя такой независимый: как и любое средство массовой информации, и ваш в том числе, в моральном смысле слова зависимы в том, что мы взяты кем-то на работу. Это зависимость внутренняя, внутренний цензор, ведь у нас есть наш инвестор и так далее. Тем не менее мы всегда могли говорить вслух о всех тех вещах, которые нам не нравятся. Вопрос, конечно, в том, насколько это было действенным. И этот вопрос остается до сих пор. Всех этих "украинских тараканов" я готов обсуждать с друзьями — я же с другом сейчас говорю? — и говорить о проблемах, среди которых тут живу. Но я никогда не буду это обсуждать с государственными российскими СМИ, так как они банально лгут. А я не хочу жаловаться и рассказывать о своих проблемах врагу. А в медийном смысле слова это враги. Они врут нагло, цинично и сознательно. Хорошо понимая, что они не ошибаются: ​​распятые младенцы и расстреляные на площадях женщины, а перед вами сидит — боевик и каратель. Это я цитирую, а не выдумываю. И это я, человек, который за 10 лет не сказал ни одного украинского слова в эфир.

Еврорадио: Смогли вы полностью самореализоваться среди этой вакханалии и "внутренней зависимости перед инвестором"?

Сергей Кузин: Я приехал сюда директором радиостанции Хит-FM и меня тут знало человек 20 специалистов в области радиовещания и человек 40 рекламистов. За эти 10 лет, я сейчас не говорю о своей работе "офисным планктоном" — руководителем сначала Хит-FM, а потом "Русского радио", я сделал 15 телепроектов в качестве ведущего, как музыкальных, так и юмористических на крупных каналах. Короче, то, что здесь можно реализоваться, — это факт.

Еврорадио: Вы забыли упомянуть еще один свой ​​проект — вашу музыкальную группу...

Сергей Кузин: А! Ну, я не воспринимаю это в качестве проекта — это для меня больше клуб по интересам. Мы называем нашу группу шутливо "прострелы в спине". Ведь люди, которые играют со мной, и так самодостаточны в музыке, а от концертов со мной прибыль не самая большая. У нас такое количество условий! Мы не можем выезжать, так как у меня ежедневно прямые эфиры, выезжать мы можем только в выходные, а так мы только в Киеве. Но так, пару лет назад я с подачи Сони Сотник, моей подруги по шоу, запустил эту шутливую самоироничную блюзовую историю. У нас уже были концерты и на 1 тысячу, и на 1,5 тысячи слушателей, и площади уже были. Сейчас договариваемся, чтобы в сентябре сыграть в Славянске на главной площади. Так получилось, что с 29 на 30 ноября 2013 года мы сыграли в Славянске мероприятия большое на заводе, возвращались поездом в Киев и как раз в эту ночь тогдашний президент начал разгонять людей на Майдане — студентов. Это было то бессмысленное и жестокое избиение, с которого и стартовал Майдан. Эту ночь и дорогу мы хорошо запомнили, а потом еще и Славянск стал городом трагичным. У нас там большое количество друзей-рокеров, и поэтому сейчас мы договариваемся, чтобы приехать туда и сыграть большой концерт на площади. Если там в сентябре будет спокойно и уберут все мины.

Еврорадио: Эфиры вы работаете по-русски, поете по-русски — по большому куску печени у вас отрезают фашисты-бандеровцы после каждого концерта?

Сергей Кузин: Здесь все гораздо сложнее: я же для россиян значительно хуже украинца: я русский, который любит Украину. Я в их понимании предатель "продвинутый", третьего уровня джедай! Даже более джедая — я эдакое гнусное чмо, которое ест младенцев на ночь, запивая их "горилкой".

Но я вам скажу так: война ведется на русском языке. Посмотрите видео: чаще всего обе стороны общаются именно по-русски. Никаких отношений украинский язык до сегодняшних событий не имеет. Еще раз говорю: я за 10 лет работы здесь ни одной копейки украинским языком не заработал! Сейчас я не бедный человек, а приехал сюда в 2004 году в съемную квартиру за 150 долларов в месяц. Мне просто смешно, когда мне говорят о национал-фашизме, связанном с языковой проблемой. Безусловно, такие идиоты есть, но я предлагаю повернуть камеру на восток и посмотреть на марши русских национал-фашистов — с конопатыми рожами, но со свастиками-татуировками и выброшенными вперед руками. И подумать: может, у вас в России их больше? Безусловно, во всех странах есть люди, для которых компенсацией своего невзрачного экономического и человеческого положение становится: ​​"Зато я — русский!", "Зато я — украинец!", "Зато я — немец!" и так далее. Что делать, мы с этим живем, но мы с этим сами и боремся.

Еврорадио: Если уж вспомнили Майдан — чем он был для вас?

Сергей Кузин: Вышел я на Майдан, когда убили белоруса Михаила Жизневского. Я был на его похоронах, и с того момента для меня Майдан стартовал окончательно и невозвратно. Ведь вначале я с большинством вещей, из-за которых и стоял Майдан, был не совсем согласен. Я и сейчас очень сложно отношусь к экономической части "Соглашения об ассоциации с ЕС". Много вопросов: как будут реализовываться те хорошие намерения, что там прописаны, учитывая сегодняшнее состояние украинской экономики?

Еврорадио: В Соглашении более 2 тысяч страниц — вы их все прочли?

Сергей Кузин: Втроем мы сидели и трое суток ее читали. Я не делаю из себя экономического эксперта, но у меня возникает вопрос: "Окей, этого не будет, а чем его заменять?" И ответов нет. И когда мне начинают говорить, что в течение 15-20 лет все изменится — я хочу жить сейчас, у меня жизнь одно. Я никогда не был революционером, который готов ради идеи пожертвовать жизнью. Но другого пути, на самом деле, нет. Демократия и свободный рынок — это довольно неприятная история с множеством не очень красивых вещей, но, к сожалению, наш мир не придумал ничего лучшего. Грубо говоря, это выбор не совсем плохого относительно очень плохого. И этот "первый" Майдан нас просто веселил; веселили истории сына Януковича, который чудесным образом за полтора года стал миллиардером, мы со смехом носили на Майдан валенки. Но когда начались смерти, они во мне исключили какой-то фонарь. После смерти Жизневского для меня эта история стала... личной. Я не сторонник того, чтобы валить памятники, но стратегически те цели, которые ставил перед собой Майдан, я разделял, разделяю и буду разделять. Не получится? Ну, мы хотя бы попытались.

Еврорадио: И как выглядит — получается?

Сергей Кузин: К сожалению, ситуация выглядит таким образом, что по прошествии восьми месяцев мы имеем анексированный Крым, пылающий восток и практически все те же самые лица во власти, которые были и до Майдана. И делать вид, что это не так, ведь этим оперируют наши оппоненты, я считаю неправильным. Пока заявленных тем миллионам людей, которые выходили на улицы, целей Майдан не достиг. Как это сделать, я не знаю. Ведь прекрасно понимаю, что те людей, составляющих сегодняшний украинский истеблишмент, будут рефлексивно сопротивляться изменениям до последнего. Все те люди, которые находятся сейчас у власти, прекрасно себя чувствовали во всех предыдущих правительствах, родах и так далее. И надежд на то, что он в один прекрасный момент проснется и перестанет брать бабло, скажет своему лучшему другу — ярому оппоненту из другой фракции: "Перестань воровать!", нет. Если не найдется человека, который всю эту коррупцию прекратит, то все это вылетит в унитаз. Сегодняшние события заставляют думать меня и многих моих друзей, что у новой власти много людей, которые являются идеологами власти старой. Которые хотят, чтобы она вернулась, — не важно в каком виде, здесь умеют давать новые названия старым партиям.

Довольно мрачно выглядит действительность сегодняшняя.

Сергей Кузин: Нам нужен мир. Нам нужно, чтобы вся эта история свалила в свои Фразино и Бирюлево, а мы тут сами разберемся. Хорошо или плохо, но разберемся! Сейчас очень большая консолидация у большей части Украины по поводу, что "Мы сможем!". Если сейчас власть этот тренд поймает, перестанет заниматься мастурбацией в отношении русского и украинского языка, а сделает то, что сегодня делает армия украинская, — а я там был раз 20 за последнее время, — то все у нас получится. Вот в армии, когда свистят пули, абсолютно до одного места, на каком языке ты говоришь: ты либо за Украину, или ты — против. Вот и все.

Еврорадио: В качестве кого вы были в армии?

Сергей Кузин: С концертами — были в разведротах на границе с анексированным Крымом. Между концертными площадками нас перевозили на БТРах — просто на броне. Был и как руководитель "Русского радио" — возили с парнем обмундирование. Каждую десятую гривну из нашего "рекламного прихода" мы откладывали и потом почти на четверть миллиона гривен приобрели обмундирования. Я так и сказал в интервью, что мы музыканты и ничего не делаем для того, чтобы убивать, а русский канал все равно сказал, что я вооружаю боевиков и карателей. На прошлой неделе (разговор был 24 июля — Еврорадио) у нас был концерт совместный с фондом "Поддержи армию Украины" — еще около 50 тысяч гривен насобирали. За них мы 100 человек Николаевской аэромобильной бригады оденем — они из боя, все порвано. Не буду "якать": из нескольких сотен людей, которые здесь работают, такую ​​позицию занимают абсолютно все. У нас из рекламного отдела мобилизовали двух парней, и вчера мы им все вместе сбрасывались на "Броник" — они были добровольцами, прошли подготовку, вернулись и теперь их забирают в регулярную армию.

Еврорадио: При каких условиях вы все же возьмете в руки оружие?

Сергей Кузин: Если этих гадов не остановить, то у нас будет очередная волна мобилизации. И что мне — бегать от нее, что ли? Я капитан запаса, у меня 9 пусков с полигонов, и когда появится авиация в этих "орлов", то появится необходимость в таких, как я. Ведь я, в отличие от сегодняшних молодых офицеров, стрелять умею (Сергей Кузин по образованию ракетчик-зенитчик — Еврорадио). И страшно будет, и мать обману как-нибудь — что ж я, не живой человек? Но я не думаю, что я не смогу этот страх победить.

Еврорадио: Сейчас у нас на форумах активно спорят относительно тех белорусов, которые уехали в Украину помогать бороться с сепаратистами на Востоке — ваше отношение к этим людям?

Сергей Кузин: Надо честно признать: есть белорусы, которые воюют на стороне сепаров, но намного больше тех, которые помогают Украине. Как и подавляющее большинство украинского общества, я — против так называемых Донецкой и Луганской народных республик. И это мягко сказано. Я считаю, как и большинство украинцев и мыслящих белорусов, что мы воюем с бандитами, террористами, а не с реальными борцами за какие-то светлые идеалы. И если белорусы едут сюда, чтобы с террористами бороться, — это их личный выбор. Как я могу к этому относиться? Спасибо им могу только сказать. От себя лично и от украинского народа.

Еврорадио: Свою гражданскую позицию вы имели и в Беларуси, или она сформировалась здесь?

Сергей Кузин: У меня есть знакомые в Беларуси, которые для того, чтобы отстаивать свою позицию, в тюрьму шли, а тут есть ребята, которые всегда были последовательными. Я не являюсь революционером. У меня нет сознательного желания ходить и высказывать свою позицию. Я хочу быть свободным человеком, и это единственное, что ставит меня в ряд тех людей, которые против чего-то. Я хочу быть свободным и спокойно, весело, по-разному жить в стране. Когда я встречаюсь с тем, что считаю мракобесием, неграмотностью, жлобством и всем этим партийным говном на палочке, то я в таких условиях жить не хочу. И как могу этому сопротивляюсь. Я пришел к тому, что даже не трачу время на людей, которым я должен что-то доказывать, — лень. И времени нет — жизнь уходит, а тратить время на каких-то... Почему я, к примеру, должен доказывать какому-то белорусскому отделу пропаганды, что такая программа соответствует какой-то линии чего-то или нет? Она не нарушает базовые конституционные принципы любой европейской державы, не разжигает национальную вражду, не смеется над физическими недостатками? Точка, остальное не ваше дело! Позиция, гражданская или нет, возникла как результат того, что я захотел жить адекватно своим внутренним мыслям. Я не приемлю, когда государство в лице малообразованных людей пытается рассказать мне — как мне надо жить. Кого мне любить, а кого не любить, с чем мне соглашаться, а с чем — нет.

Еврорадио: Вот вас бы на роль лидера белорусской оппозиции!

Сергей Кузин: Да пусть меня ранят — ни за что в жизни! Я внутри немного анархист и считаю, что государство — это такое глобальное зло, это точно — аппарат насилия. Да, и потом ... нет, вы что!

Еврорадио: При каких условиях вы вернетесь в Беларусь?

Сергей Кузин: Очень простая вещь: будет Беларусь страной, в которой будет у меня, у вас возможность не обращать внимание на политический строй и всю эту белиберду, а просто зарабатывать, любить людей, делать детей — я приеду. Я вообще хочу жить в стране, где нет этого "квасного" ​​понятия: приехал-уехал — это моя родина, и я не хочу согласовывать свою любовь ни с кем. Мол, если ты будешь такой и такой, то можешь вернуться, а если будешь такой и такой ... Да кто вы такие, чтобы определять — какой я такой? Я такой, какой я есть — вот и все! Разумеется, в тех условиях, в которых Беларусь существует сейчас, в медиасмысле, не то, чтобы я не хочу или меня не пускают, хотя меня, наверное, и не пустят, я не вижу — что мне там делать? Кулинарную программу, чтобы поржать?

Еврорадио: Расскажите о своих татуировках.

Сергей Кузин: На руке даты рождения моих детей — чтобы не забыл, как моя жена говорит. У меня их трое, и на руке еще ​​есть место, мы с ней подумаем. Здесь — скрипичный ключ, тут — роза и рок-н-ролл, "олдскульная" такая татушка. Эту я делал в Минске, здесь написан мой девиз, он у меня есть: "Улыбнись — поплакать всегда успеешь". А это — гитара, в гриф которой вписана "RFR". О, а здесь у нас что? Я о ней забыл ... Орлы какие-то и гриф гитарный.

Еврорадио: Ваша совет молодым журналистам и белорусским музыкантам?

Сергей Кузин: Спрашивайте себя: что вы делаете? Чтобы потом не пришлось плевать на собственный отпечаток в зеркале — согласуйте свои строки, слова с тем, что вы сами на этот счет думаете. Если вы действительно считаете, что мы будем расти на "духовных скрепах" русского православного мира и митрозамполит — это наше все — окей, это ваш выбор, я буду его уважать, хотя никогда в жизни с ним не соглашусь. Мы все равно будем разными, но хотя бы будем понимать, что мы не со лжецом говорим, а с носителем противоположной, но искренней точки зрения. Нет, и я в Беларуси несколько раз вел Чемпионат мира по художественной гимнастике, когда в зале сидел президент, и тоже любил всех и приветствовал. И даже несколько программ на БТ вел, пока меня оттуда невыперли после программы о Дне Победы. Я пытался устроиться в эту систему, оставаясь самим собой. И сделал бы это еще раз, потому что я хочу работать и зарабатывать деньги. Маленький вопрос в том, насколько скобки твоего компромисса совпадают с компромиссами общества? А музыкантам ... Знаете, в Беларуси такое количество людей, по сравнению с которыми я не музыкант вообще! Я предлагаю только радоваться, ведь блюз, рок-н-ролл — это такая музыка — абсолютная антивойна. Могу только тем, кто первый раз взял в руки "весло" и начал его "юзать", напомнить: все великие музыканты взяли в руки инструмент для того, чтобы нравиться девушкам. Никогда об этом не забывайте и не бегайте с гитарами под политическими лозунгами. Единственное исключение — если вашей стране грозит война. Вот тогда гитара становится оружием.

М. Г.

Комментарии читателей:

Новость дня:

Бобруйск как центр российских коллаборантов

Как под Бобруйском учили убивать. История СС «Данмарк» в Беларуси.

Актуальное интервью:

Алесь Сьнег: «Быць нефармалам у Бабруйску небяспечна»

Мы працягваем знаёміць вас з лёсамі і гісторыямі тых, хто кожны дзень стварае «Арт Сядзібу». Наш наступны герой – Алесь Сьнег.

Выбор редакции:

Перестарались

В полдень 26 марта в Бобруйске сотрудники силовых структур задержали 34 человекa.